Место где я сейчас живу похоже на рехаб
Место, где я сейчас живу, похоже на рехаб, но всё, что в рехабе насильственное и карательное — здесь доброе и имеет смысл.
Чтобы выйти в интернет нужно пройти километра два
Чтобы выйти в интернет, нужно пройти километра два пешком через лес до маленького моста через реку. Мы называем этот мост 3g-bridge.
Силы на жизнь Часть 2 Дом в котором
Мама, я в Сибири
Силы на жизнь. Часть 2. Дом, в котором живут волонтёры, построен за несколько лет силами и руками самих волонтёров. Там есть огромная остеклённая мансарда, где мы проводим собрания и готовим детям занятия, спальный этаж с десятком двухъярусных деревянных…
Дом, в котором я учусь жить без защиты.

Моя защита похожа на клетку, как в книгах «Человек в футляре» или «Человек-ящик». В клетке нельзя шуметь. В клетку нельзя никого позвать, чтобы скрасить свой пожизненный срок. В клетке нужно обо всём помнить, всё учитывать и предсказывать, как на войне. Мне кажется, так можно сберечь больше ресурсов. Для чего их беречь, не могу чётко сказать. Наверное, для того, чтобы потом не прилагать усилий по накоплению новых ресурсов или чтобы не умереть, внезапно упав без сил. Наркотики — мой способ покинуть клетку (это называется эскапизм, то есть дословно — побег).

Волонтёрский лагерь учит стать хозяином клетки. Защищаться только тогда, когда это необходимо, а не постоянно жить в стрессе. Я тут ем из одной посуды с незнакомцами, стою рядом с другими людьми под душем, никого не перебиваю, внимательно слушаю, учусь обниматься и спорить без обид или задних мыслей, хожу босиком, не думая о грязи (и вообще, не думаю о грязи ни разу в день), мне повезло жить впятером в одной комнате, пользоваться общими полотенцами, иметь возможность спросить у людей любую их вещь (я, например, забыл взять с собой средство от комаров).

Сегодня я проснулся в 6:50 утра. Я стоял босиком на холодной и липкой траве. Делал зарядку. Съел просроченный хлеб. Взял себе вместо обычной еды веганский завтрак (омлет из тофу и помидоров). Умылся общим куском мыла, вытерся чужим полотенцем, которое нашёл близко. Покормил большую свинью бананами с рук и погладил ее грязную жесткую спину.

Вообще, эту практику контакта с людьми я начал неделю назад в Питере. Разрешал всем желающим знакомым откусить от своего бутерброда или яблока, попить из моей бутылки воду. У меня теперь ангина и герпес на губе, но я думаю, что привыкну к чужим микробам, как привык к наркотикам.

Место, где я живу, похоже на безопасный тренировочный лагерь для дикарей-одиночек, которые хотели бы стать людьми. Уединение и стерильная чистота — роскошь для современного мира, и мне она недоступна. Я должен научиться жить в доступной для меня среде или буду вечно страдать и умру от наркотиков, сбегая туда от боли. Борьба с системой — оксюморон. Как борьба с законами физики. К системе нужно адаптироваться самому и по возможности адаптировать ее под себя.
Для поездки в интернат волонтёры детского лагеря должны
Мама, я в Сибири
— Для поездки в интернат волонтёры детского лагеря должны предоставить справку об эпидемиологическом окружении, она выдаётся по месту регистрации. — пишет в чате координаторка лагеря, в который я выезжаю в субботу утром. — Справка должна быть даже у тех, у…
Как делают МРТ.
Это было мое первое магнитно-резонансное обследование мозга. Раньше я о нем только читал в научных исследованиях. Оказывается, это происходит долго и страшно. Меня положили в металлический гроб. Без кроссовок голые ноги сразу замёрзли. В помещении было градусов 15 максимум. Укрывают колючим и вонючим пледом, похожим на армейское одеяло. Локти больно упираются в какие-то железные винты, руки скрещены на груди, и между ними врач вкладывает мне резиновую грушу, которую я должен буду сжать, если возникнут проблемы (а тут могут возникнуть проблемы?!) На голову надевают большие наушники. Голове неудобно лежать. У меня на теле есть пирсинг, но мне сказали его оставить, потому что титан безопасен при использовании томографа, так как не притягивается к магнитам. До того, как меня поместили в этот ебучий гроб я тоже так думал…

Когда платформа, на которой я лежал, медленно заползла под металлический купол томографа, вызывая ассоциации с крематорием, раздались страшные звуки, от которых хотелось кричать или спрятаться или зажать уши руками. Шевелиться нельзя. Я молился, потом пытался медитировать и считать выдохи. Но не успевал посчитать даже до пяти, постоянно сбивался от паники и тревоги. Мне казалось, что пирсинг не титановый, а какая-то подделка и он плавится и выжигает кожу. Я этого не чувствую лишь потому, что от скрежета, звона и грохота даже своих мыслей не чувствую.
Меня вытащили через минут 20-30.

Протокол обследования:
На серии МР-томограмм головного мозга получены изображения суб- и супратенториальных структур, взвешенных по Т2-, Т1-ВИ и FLAIR ИП в трех проекциях.
В субкортикальном белом веществе обеих лобных долей определяются единичные очаги повышенного мр-сигнала на Т2ВИ и FlairИП, диаметром до 2мм, с нечеткими контурами, без перифокального отека и масс-эффекта, вероятно, сосудистого генеза.
Патологического повышения мр-сигнала на ДВИ (b-1000) не определяется.
Срединные структуры не смещены.
Боковые желудочки не расширены, незначительно асимметричны D>S, без признаков гипертензии. III и IV желудочки не изменены. Отверстия Монро, Сильвиев водопровод проходимы.
Расширены периваскулярные пространства Вирхова-Робина в области базальных ядер, на суправентрикулярном уровне.
Субарахноидальные пространства незначительно неравномерно расширены по конвекситальной поверхности лобных долей. Субарахноидальные пространства не изменены.
Кистозная трансформация шишковидной железы, общим размером 3х2мм, без компримирующего влияния на прилегающие структуры (не требует динамического наблюдения).
Цистерны основания не деформированы.
Хиазмально-селлярная, краниовертебральная области не изменены.
Околоносовые пазухи воздушны.
В поле видимости полностью не исключить небольшое локальное расширение передней
соединительной артерии. Рекомендуется консультация лечащего врача. При клинической необходимости рекомендуется выполнение МР-ангиографии головного мозга.

Заключение:
МР-признаки единичных небольших субкортикальных очагов в обеих лобных долях, вероятно сосудистого характера. Незначительное расширение наружных ликворных пространств.
Рекомендуется консультация невролога, выполнение МРТ в динамике.
Рекомендовано исследование сосудов головного мозга и шеи методом МР ангиографии и УЗДГ. МРТ
краниовертебрального перехода.
Дезадаптация Я приехал в Питер в командировку в
Мама, я в Сибири
Дезадаптация. Я приехал в Питер в командировку, в частности, на тренинг повышения квалификации для специалистов по социально-правовому и медико-социальному сопровождению. Мне больше всего понравилась та часть тренинга, где лектор рассказывал про трудности…
— Для поездки в интернат волонтёры детского лагеря должны предоставить справку об эпидемиологическом окружении, она выдаётся по месту регистрации. — пишет в чате координаторка лагеря, в который я выезжаю в субботу утром. — Справка должна быть даже у тех, у кого есть ковидный паспорт, медкнижка и прививки от рака жопы.
Я бы сильно расстроился, но к этому моменту мной уже был прослушан тренинг (личностного роста) по социальной работе. В том числе, лекция про социальную дезадаптацию наркоманов. У нас, вроде как, не бывает лишних сил на то, чтобы гуглить, звонить, искать, спрашивать, ошибаться и потом опять пытаться пролезть в бутылочное горлышко бюрократии, но с другого боку. Если моя работа — помогать другим людям решать проблемы, то с собственной я должен справиться так блестяще, как если бы прошёл сквозь игольное ушко верхом на верблюде.
Я представил — что сам себе кейс. Мысленно взял себя за руку и подписал сам с собой договор социального сопровождения. Позвонил в Минздрав (там нихуя не знают), немножко погуглил. Спросил других волонтеров, как бы они решили этот вопрос: я прикреплён к Московской поликлинике, а справку о справке надо получить в Питере.

В итоге, составил дорожную карту: сначала иду в компанию медицинского страхования делать временный полис Санкт-Петербурга, потом в поликлинику, потом к врачу. Надо было успеть за один день. Желательно, за пару часов.

В страховой компании я был ровно в десять утра; обнаружил, что забыл дома все документы: паспорт, полис и СНИЛС. В Соскве бы меня послали нахуй, но не в Питере. В Питере просто списали данные документов из моего аккаунта ГосУслуг. Выдали временный полис. Поликлиника находилась через дорогу. Там я записался к инфекционисту за справкой. Пока ждал своего времени, успел зайти к дежурному терапевту, рассказал ситуацию с передозом. Она осмотрела меня, сходила за неврологом (!!!) и они вдвоём меня осмотрели, дали направление на МРТ. Я сходил в ближайший платный медицинский центр и сделал там МРТ мозга за 2900р. Сотрясения мозга у меня нет.
Инфекционист выдал мне искомую справку, осмотрел меня на предмет воспалённых лимфоузлов, и сказал, что у меня (опять) тонзиллит; и температура ещё оказалась 37. Тест на ковид отрицательный.

В мозге нашли небольшие сосудистые проблемы и кисту шишковидной железы. Обе проблемы врожденного хронического характер (я специально уточнил, не может ли это быть из-за наркотиков). Стал относиться к телу, как к очень дорогой и любимой вещи. К жизни — как к самому близкому существу. Это из-за передозировки наркотиками и искусством.

P.S. Прикрепиться к Московской поликлинике занимает несколько дней (от момента обращения в страховую компанию до момента открытия записи к врачу), а в Питере — всего час. Только теперь в Москве мне придётся сделать всё те же шаги, чтобы вернуться в свою родную поликлинику. Лучше бы я эту справку ебучую об эпидокружении купил за 700 рублей, но я хотел адаптироваться.
Дезадаптация Я приехал в Питер в командировку в
Дезадаптация.
Я приехал в Питер в командировку, в частности, на тренинг повышения квалификации для специалистов по социально-правовому и медико-социальному сопровождению. Мне больше всего понравилась та часть тренинга, где лектор рассказывал про трудности работы с нашими ключевыми группами. «Наши» — это наркопотребители и бездомные. Лектор, например, говорил о том, что у них до минимума снижена социальная адаптация, поэтому они опаздывают или вообще могут не прийти на назначенные (в их же интересах) встречу или прием врача, психуют в длинных очередях, изо всех сил пытаются сесть на шею своему соцработнику и у них постоянно от всего истерика — от всего, что требует необязательных усилий, даже совсем небольшого напряжения воли. Даже если это всего лишь прогуглить алгоритм получения потерянных документов, позвонить в колл-центр больницы или посетить очное собеседование. Навязчиво узнавал в этом себя.

— Вы должны принести физический паспорт, сам документ — говорит администратор платного медицинского центра, — Нет, фотографию мы не примем, всего хорошего.
Я в ответ ору, яростно пинаю стулья и выливаю на стойку регистратуры стакан воды, который держал в руках. Уходя, плюю на стеклянную дверь, подавляя желание разбить её кирпичом. Кирпич, кажется я мог бы здесь же отгрызть от стены.

— Мы не можем у вас принять документы. — говорит сотрудница приемной комиссии колледжа социальной работы, — потому что у вас в паспорте нет прописки. Принесите бумажку о временной регистрации. Такой регламент.
Швыряю в лицо ей только что заполненные документы, пинаю стул и выбегаю из здания. Бешенство и бессилие.

— Чтобы мы тебя официально трудоустроили, тебе нужно купить регистрацию или восстановить в паспорте штамп о прописке, — говорит бухгалтер и учредитель Фонда, который берёт меня на работу. — Никак нельзя по-другому. Такие правила.
Здесь я не могу пинать стулья и орать, потому что всех знаю несколько лет. Рыдаю и громко, отчаянно жалуюсь, что коллеги по содействию социальной справедливости делают невидимой мою проблему бездомности. Это совсем не справедливо.

— Смотрите в камеру, мы должны вас сфотографировать для своей базы данных, — говорит сотрудник музея Эрарта.
Билет туда и так стоит хуеву кучу денег, так с меня ещё и требуют мои данные! Фотографию! Но возмущаться громко уже нет сил.

— Подпишите согласие на обработку персональных данных… — говорят абсолютно везде и все. — Без этого мы не сможем оказать вам услугу.
Молча подписываю, мучительно страдаю внутри.
Когда пытаешься закрыть иглу на приходе
Когда пытаешься закрыть иглу на приходе.
Раньше я много слышал о том что качели
Мама, я в Сибири
Раньше я много слышал о том, что «качели», то есть микс опиатов со стимуляторами опасны для сердца, но я думал, что не так уж опасно. Вообще, сердце казалось мне всегда бессмертным и неуязвимым, несмотря на пороки клапанов и аневризму межпредсердной перегородки…
Кто кончил жизнь трагически, тот истинный поэт.

Хотел бы снова вернуться к теме своего передоза недельной давности. Умереть — весьма значительное событие (и интересное, с практической точки зрения). Буду долго анализировать. После передоза я обнаружил у себя следующее:
— дезориентация, шум в ушах и психоз (это прошло, спустя сутки);
— воспалились два лимфоузла слева (задне-шейный и затылочный, до сих пор увеличены);
— текла кровь из левого уха (около трёх дней);
— вылечилась хроническая бессонница, я стал легко засыпать и постоянно хочу спать, из-за этого сейчас пью много кофе и энергетиков (кокосовые энергетики отвратительны, а эспрессо со льдом и апельсиновым соком — великолепен).

В Пидере как-то всё плохо со страховой медициной, талончики к терапевту разобраны до самого сентября, я пытался обращаться в разные поликлиники. В итоге пошёл к платному ЛОРу в поликлинику, которая обслуживает по ДМС сотрудников Ингосстраха. У этого учреждения присутствуют отличные рекомендации от знакомых и невысокие цены за прием специалистов. За консультацию я заплатил 1390р. (их скинул хоуми, так как я обычно живу без денег).

ЛОР сказал, что внутри уха была просто ссадина, и она уже заживает. Барабанные перепонки не пострадали. Однако, по её словам, после любой потери сознания существует определённый обязательный порядок обследований: КТ головы и консультации невролога и офтальмолога (тут, в частности, врач почти уверена, что у меня сотрясение мозга). В идеале нужно выполнить эти вещи в первые три дня после экстремального происшествия. Ну, сделаю в течение ближайшего месяца. Субъективно я сейчас чувствую себя даже лучше, чем обычно. Как старый телевизор такой, знаете, с кинескопом, который вечно рябит, но начинает показывать четкую картинку, если ёбнуть по нему кулаком. Вот так и я после передоза. Радуюсь каждому утру, помидорам на уличных лотках, жаре и ветру, гигантским крейсерам, которые впервые увидел, статуям по всему городу. Чуть всё не утратил. Я сейчас отношусь к жизни, как к дебильному лучшему другу: вот он вроде всё портит, невпопад шутит, тупит и мешает, а отчего-то так любишь его. Привык или привязался.
Очередь в травмпункте, опоздавший на 10 минут трамвай, внезапный проливной дождь, плесень в лотке с малиной, сломанная молния на чемодане, Старая Деревня и вк-фест, больное колено и невнятное будущее — всё вызывает у меня щемящее умиление. Такая жизнь. Хорошо быть живым. Я пил кофе с хоуми из одного стакана на улице. Ел одно мороженое с подругой вдвоём. Чужие микробы уже не кажутся неприемлемыми. Они - часть жизни.

Ещё из интересного насчёт здоровья, я узнал от флеболога, что у меня токсическая ангиопатия: то есть внутренние стенки сосудов страдают от хронической интоксикации агрессивными веществами. Рекомендовал мне курс венопротекторов два раза в год. У них нет доказанной эффективности, но, по моему опыту, маленькая эффективность есть. От одного хоуми-биохакера я узнал про препарат солудексид, который разжижает кровь. Его используют здоровые люди, которые всячески пытаются улучшить свои метаболические характеристики и пожить как можно подольше. Думаю, после курса Ксарелто я буду принимать солудексид.

P.S. Блинский хрен, оставаться живым и здоровым становится всё дороже с каждым годом употребления. Курс ксарелто, например, обошёлся мне в 10к рублей. Примерно столько же я ежемесячно трачу на всякие витамины и космецевтику, которые сдерживают распад организма на говно и молекулы после марафонов на крафтовых стимуляторах. Следующий крупный проёб типа тромбоза или фентаниловой передозировки, наверное, уже не переживу.
#аптечка #зож
В Питере каждый дом рассказывает свою историю часто
В Питере каждый дом рассказывает свою историю: часто вижу таблички, что в этом университете Владимир Ленин выступал на пятом съезде, эта сторона улицы была наиболее опасна при артобстреле времён Великой Отечественной войны, в этоммдоме жил и работал выдающийся вирусолог, вот до такой черты поднималась Нева в период рекордного наводнения в 1824 году (указанная черта прочерчена у меня на уровне подбородка). Кажется, это моя первая поездка в Питер, где я почти не юзал наркотики, ну, за исключением того, что вчера в ночном клубе незнакомая компания накурила меня травой, а знакомая компания угостила капсулой Лирики.

Сегодня целый день гуляю мостами и тротуарами, мимо модерновых особняков (в Москве ещё попробуй найди модерн!), которых тут множество, дом Зингера, дом купцов Елисеевых, Толстовский дом, дома Бубыря и Розенштейна, Египетский дом и ещё тысячи их. Время от времени захожу в художественные галереи. Они здесь посредственные на мой вкус, в Москве собрания интереснее (правда, в понедельник с выбором музеев не густо, это их традиционный выходной). Я успел сходить в KGallery, Marina Gisich, Arts Square, в Эрарту. В планах ещё АртРеФлекс, Name Gallery, Люда, 14/45 Gallery, Anna Nova, Di Di, Музей искусства XX-XXI веков, Русский музей, Кунсткамера, музей Ахматовой, Петропавловская крепость (там сейчас выставка, связанная с русским авангардом), кладбище декабристов на Ваське. Я читал научные исследования о том, что наблюдение красоты помогает мозгу справляться с последствиями хронического стресса. Я думаю, моя относительно высокая социальная адаптированность при трудном образе жизни и тяжёлой наркомании в немалой степени обусловлена как раз тем, что я стараюсь смотреть на красоту. Для этого подошли бы даже обычные деревья или открытая вода, вроде реки или озера, но природная красота для меня навсегда сцеплена с травмой детства. Мое детство прошло в деревне. Под деревьями била мать. С воды нападали оводы, мошки и прудовая вошь. Над травой караулили голого потомка мартышек комары и осы. В траве — клещи. С пушистых котят десантировались в носки и набрасывались на тёплую плоть лоснящиеся жирные блохи, а от собак я цеплял опоясывающий лишай (а ещё заикался несколько лет после того, как на меня мелкого выпрыгнула овчарка через соседский забор; ее зубы клацнули в миллиметре от моего лица, но ее успел оттащить от меня случайный прохожий). Переночевав у друга, я получал чесотку и вшей. Земля угрожала столбняком, а вишня и яблоки — кишечной палочкой. В малине водились белые черви, а клубнику глодали слизни. Нет, в природе нет для меня красоты. Другое дело — архитектура и живопись или мастерски написанный текст.

Я пойду в театр! Друг дш подарил мне билет в Малый Драматический на четверг. В театре я бывал пару раз в жизни. Этот друг, он актёр театра и кино, слушал мои истории и сказал, что они бы ему пригодились для учёбы. Забыл, как он это назвал, но суть в том, что актёр записывает историю какого-то человека на диктофон или пленку, а затем повторяет на сцене всё, что было рассказано, стараясь повторить даже голос автора повествования. С ним и с дш я был вчера в кафе Гаражный кооператив, и дш сказала, что это самое красивое и модное кафе в городе (в Москве равноценное место — Дом культур).

Помимо культурных дел, у меня в Питере есть и «непарадные» мероприятия. Я хожу в приюты для бездомных, благотворительные организации, инфекционные больницы, уличные медицинские волонтёрские службы, арт-пространства для людей с ментальными особенностями и тому подобное. В Питере невероятно развит сектор поддержки людей людьми. Потом напишу.
#питер

3649838

Каналов

204424659

Сообщений